Выпуск 2018

Кривенко Андрей

ВШЭ

Школа дизайна

Как-то мы начали вспоминать, кто сколько провёл в школе, что с нами было, и тут я осознал странное – все помнят так много подробностей. А я не помню почти ничего. Несмотря на то, что я провёл в лицее 11 лет, у меня почти нет стройных воспоминаний о своей школьной жизни. Есть только случайные кадры из прошлого, смешанные с эмоциями. И чем дальше, тем больше они размываются в моей памяти, тускнеют.

Начальная школа дымкой стоит перед глазами. Не могу вспомнить ни лиц, ни событий. Только картины, как старые фотографии, но я не помню, что на них изображено, просто какие-то дети, которые учатся, смеются, играют. И им хорошо. Наверное, это мой класс. Такой, каким я его помню: весёлый, задорный, дружный, хоть и не всегда. Далеко не всегда.

В средних классах картины становятся более чёткими, уже различимы лица, понятны действия и истории, но всё же не до конца. Особенно яркими кадрами из тех дней встают перед глазами эпизоды школьных поездок. Время, когда у нас ещё была дружная и целостная компания. Сейчас многих из них уже нет среди учеников лицея, но они навсегда остались в наших воспоминаниях.

Старшие классы. Всё как-то изменилось с переходом в девятый. То ли из-за переезда в новое здание, то ли из-за мыслей об экзаменах, с которыми мы живём последние три года. Не знаю точно, но что-то пошло по-другому. Несомненно, мне больше нравилось жить в старом здании. В том месте, которое для меня было душой и телом лицея. Но всё пошло иначе. И, думаю, это не плохо. «Охота» гораздо меньше побуждает творить, действовать, но она приучает нас просто работать, сосредотачиваться. Здесь для меня чувствуется атмосфера работы, рутинной, но важной. Это просто что-то другое (может быть, что-то более взрослое?) Однако моё сердце всегда будет скучать по детскому, лёгкому, непринуждённому, творческому и живому Ковчегу.

Наверх