PUBLIC

КСЕНИЯ ИЛЬИНСКАЯ: в Ковчеге учат, как самим добывать знания, и это важно

Ксения Ильинская, мама Данилы, 1 «В»:

Как Даниле школа? – Для него она как второй дом! Конечно, учиться интересно, но больше всего он ходит в Ковчег ради общения, мне кажется. Жаль только, что не успеваем оставаться на полный день. Сын профессионально занимается хоккеем, так что четыре раза в неделю забираю его после уроков на тренировку. А еще у нас шахматы и рисование – но пока все успеваем!

Со своей стороны также скажу, что все отлично. Очень нравится куратор (Ирина Сергеевна), которая всегда с детьми, постоянно что-то для них придумывает, всегда доступна для родителей… Очень ей благодарна! Вот недавно буквально Данила рассказывал, как они попросили куратора почитать им Гарри Поттера, и она не только стала с ними читать, но и написала каждому на бумажке заклинания, и те играли в волшебников! Дети были в восторге.

Вообще у них в классе много книг, они постоянно что-то читают, обсуждают…

Идея с двумя педагогами в младшей школе просто отличная. Нравится, как детей учат письмочтению путем записывания истории про себя, как прошел день, что интересного случилось на неделе… Мне нравится эта логика, потому что в результате дети сами понимают, зачем они учатся писать, и делают это с удовольствием.  

Здорово, что у них уже с первого класса свои проекты, которые они могут показать в других классах. Так дети «проявляются» в этом мире: они видят, что их слушают, что их проект интересен. Вот недавно буквально Данила выступал с презентацией про пуму. Он вообще любит кошек и всех кошачьих, так что это «его тема». Мне понравилось, что учителя им дали много опор: где искать информацию, как делать презентацию… Вообще, в Ковчеге учат, как самим добывать знания, и это важно.

АЛЕНА АЛЕКСЕЕВА: теперь я рисую онлайн!

Алена Алексеева, преподаватель изо:

В прошлый Новый год, вешая на елку новогоднюю игрушку Эйфелеву башню, думала, может, с дочкой махнем на майские в парижский Дисней Ленд. Но что-то пошло не так...

Как говорится: не было бы счастья, да несчастье помогло.

И вот! Я рисую онлайн с детьми из Франции! И у нас все получается. Мы рисуем русское чудо-юдо, русские самовары, березы, церкви, животных зимнего леса и даже русскую дачу.

А еще гороскоп обещал мне новую работу. Я говорила себе: не дай Бог! Тфу-тьфу-тьфу. И что? Случился Открытый Ковчег! Вот и не верь гороскопам...

Я забросила писать маслом все свои ‘’картинки для души’’. Теперь рисую для уроков в Открытом Ковчеге. В онлайне халтура не пройдет!

Я и раньше готовилась к каждому уроку. Искала интересные темы, что-то подсматривала у других творческих студий. Ведь хочется, чтоб уроки проходили не просто как позитивное рисование, но и были познавательными.

Мы "путешествовали" и рисовали - портрет Фараона, Китайский дракон, вазы Древней Греции... Даже новогодний пейзаж нарисовали в стиле Ван Гога))

Когда ко мне прилетают детские рисунки и я вижу, что ребята не срисовывают за мной, а делают свои авторские работы, - вот где восторг! Крылья раскрываются и хочется лететь дальше!

Хотя бывает и тяжело... А как сделать цвет кожи? А как копыто у оленя нарисовать или ручку у принцессы? А у меня овал не получается. А что такое белила?..

Вот так и живем!

ВАЛЕНТИНА РОЩИНА: есть у нас традиция

Валентина Рощина, учитель начальных классов:

Есть у нас традиция: перед Новым годом делать театр теней. Ребята ждут этого с начала года. Темнеет рано, выключаем свет, включаем фонарики, и сразу - тишина... В темноте кричать не хочется, хоть уроки при свечах проводи. Есть в темноте что-то волшебное.

Все очень стараются, ведь на спектакль придут родители.

Ребята, которые обычно стесняются, чувствуют себя спокойно, ведь за ширмой их не видно.

Вот настал день показа. Все волнуются, расставляют стулья, поправляют декорации, сделанные своими руками.

Подбегает Герман:

- А как вы мам на спектакль рассадите?

- Да мамы уже взрослые, сами разберутся.

- Нет, надо маленьких мам вперед посадить, а больших назад, а то нечестно получается, сейчас большие мамы прибегут и все места займут, а моя мама маленькая...

Поставил стул в первом ряду и сторожил место для мамы...

Ваня тоже волнуется:

- А как папа узнает, кем я был? Давайте после спектакля выйдем с фигурками все, чтобы родители знали!

- Отличная идея, давайте.

Отыграли спектакль, вышли гордые со своими фигурками, поклонились.

Вот такая у нас традиция.

АНАСТАСИЯ БАТЫЛИНА: мне кажется, нам повезло

Анастасия Батылина, мама Марка, 2 «Б» класс:

Мы всем довольны. Мне, как работающей маме, очень важно, что все домашние задания сделаны в школе, потому что дома уже не до этого. Я за то, чтобы ребенок радовался, чтобы он хотел учиться, чтобы не боялся учителей, уроков. В «Ковчеге» это получается просто отлично!

Не хочу сравнивать с другими школами, но мне кажется, нам повезло. По крайней мере, когда общаюсь с родителями, чьи дети учатся в других школах, понимаю, что разница огромна! И нам обоим близок именно такой подход.

Марк - профессиональный спортсмен (двукратный призер Кубка Мира по тхэквондо), ездит на тренировки практически каждый день. При выборе школы для нас было важно, чтобы она была рядом с нашим клубом. Так что здесь все совпало: и локация (от школы до спортивного клуба доезжаем всего за 10 минут), и учителя, и атмосфера!

Насчет учителей. Отдельно хочу поблагодарить школу за то, что вынужденный дистант прошел весной очень легко для ребенка и для меня. У нас были опасения, что что-то упустим, что-то не получится… Но все прошло хорошо, хотя, конечно, надо учиться очно!

Единственное, что меня сейчас беспокоит – это письмо. Марк, как мне кажется, пишет не совсем хорошо для второго класса. Я вообще не контролирую его процесс обучения, он у нас в этом плане полностью самостоятельный. Но сейчас решили позаниматься дополнительно. Все-таки ему сдавать аттестации.

А еще жду не дождусь, когда уже можно будет брать индивидуальные уроки игры на гитаре! Ребенок так любит уроки музыки, что хочет заниматься дополнительно)

Я думаю, он не один такой)

На Новый год мы обычно уезжаем из Москвы. Переключаемся полностью, и никаких занятий!

ЮЛИЯ АНДРОНОВА: у нас не было выбора))

Юлия Андронова, мама Вари, 1В, поделилась впечатлениями о Ковчеге:

Если в двух словах, то Варя в восторге! Ковчег очаровал и второго нашего ребёнка, в чем мы и не сомневались. Конечно, перед школой мы мониторили варианты, но ребенок сказал, что будет учиться только в "школе брата". Так что, по сути, у нас не было выбора.

Кстати, весной Варя «ходила» на дистанционные занятия Открытого Ковчега на уроки рисования и театра. После школы сейчас Варя еще занимается танцами – все, как до школы. Так что в плане увлечений ее ритм все тот же, домашних заданий нет, даже портфель домой не носим.

Сделать двух учителей в классе начальной школы – отличная идея! У каждого свои предметы. Один – по русскому и письмочтению, другой ведет природоведение и математику. Добавился новый предмет - фольклор. Помимо ИЗО есть теперь отдельным предметом ремесло.

С дистанционным обучением Ковчег отлично справился. Как родителю было очень интересно наблюдать за работой учителя и класса. Основные уроки, хореография, физкультура, рисование, музыка, ремесло - все уроки проходили очень живо, интересно и в хорошем темпе. И все равно счастьем было возвращаться на очное обучение после карантина.

Единственное, что последнее время удивляет – дети перестали здороваться. Вот это очень непривычно, если сравнить, как было «раньше» и «сейчас» - то видишь эту разницу. Раньше, когда учился старший сын, придешь в школу – и даже подростки с вами поздороваются! А сейчас этого не хватает.

Что хотелось бы пожелать?

Ковчег развивается, и это отлично. Новых идей, экспериментов, смелых проектов – мы обязательно поддержим! Только очного обучения, совместных походов, десантов, посиделок, поездок и никакого карантина больше!

Ах, как хочется Елену Сидоровну с театральными занятиями для начальной школы!

ЮЛИЯ КУРБАТОВА: жизнь не сводится целиком к экзаменам и урокам, она гораздо ярче и многограннее

Юлия Курбатова, куратор старших классов

- Вы в Ковчеге, с самого начала, почему Вы работаете именно куратором, была ли у Вас возможность выбора?

- По первому образованию я – историк, работала в Историческом музее, и честно говоря, не собиралась работать в школе, тем более, что будучи школьницей, не очень-то любила это заведение, рада была любой возможности остаться дома. Поэтому для своих детей хотелось чего-то более интересного и радостного на 10 лет жизни.

Когда наша старшая дочь должна была пойти в школу, а я находилась в декретном отпуске с младшим ребенком, муж, который уже успел поработать в государственной школе и вкусил все прелести нашей системы образования, решил создать свою, альтернативную школу, в том числе, и по этой причине.

Первое время я была, скорее, наблюдателем, но волей-неволей постепенно была вовлечена в процесс создания школы. Мое участие в то время заключалось в выслушивании всех идей, иногда – в высказывании своего мнения, помощи в решении бытовых школьных вопросов. И как-то незаметно школа стала частью моей повседневной жизни.

В это же время я поступила и окончила Высший психологический колледж при институте психологии РАН. Школа подошла ко мне ещё ближе:))

А для логического завершения этой линии, через пару лет меня позвали работать куратором в 6 класс. И хотя лицейская жизнь мне уже была хорошо знакома изнутри, я не сразу согласилась принять это предложение, было ужасно волнительно и страшно.

- Вы всегда работали в старшей школе?

- Начала в средней, теперь, последние годы только в старшей.

- Что изменилось за это время? Ваш нынешний класс чем-то кардинально отличается от предыдущих?

- Каждый класс особенный. Это зависит не столько от течения времени, а от сложившегося в классе микроклимата, сочетания характеров компаний, которые там подбираются.

- Можно сказать, что у каждого класса свой коллективный характер?

- Да. Мой нынешний класс самодостаточный и очень ироничный. У них, во многом, собственные, отличающиеся от моих взгляды на жизнь. Но чувство юмора у нас с ними устроено примерно одинаково. И это помогает нам достигнуть взаимопонимания.

Но за эти годы, действительно, очень многое изменилось. Прежде всего, возник интерес родителей к образованию.

В начале девяностых, когда у людей появилась возможность самоопределения, возможность зарабатывать деньги, по инерции у многих сохранялось почти абсолютное доверие к общеобразовательной школе. Ходит ребенок в школу – и прекрасно. Если понадобится, поближе к выпуску, можно репетитора найти. Чтобы отдать ребенка в платную школу, в начале девяностых должны были возникнуть веские причины: проблемы со здоровьем, проблемы с взаимоотношениями в школе, буллинг, трудности в учебе или, наоборот, особая одаренность. Ну, и в семье должно было быть солидное количество денег, чтобы счесть образование подходящим вложением.

В нашу школу приходили очень разные дети, родители которых полностью нам доверяли, практически не вмешиваясь в процесс образования. Тогда для куратора очень важна была готовность к доверительному диалогу, с каждым из учеников. Многие из них, особенно младшие подростки, шестой-седьмой класс испытывали длительный стресс, не столько в связи с проблемами, которые возникали у них или в их окружении, сколько с невозможностью об этом откровенно поговорить. Вызывать на откровенность их не приходилось, они сами к этому часто стремились. И им достаточно было просто с кем-то поделиться, чтобы снять напряжение, обрести душевное равновесие. Мы старались создать в школе теплую доброжелательную атмосферу для всех, найти такое сочетание открытости и уюта, чтобы каждому было максимально комфортно психологически. Иногда случалось так, что ученики морально у нас отогревались, расцветали на глазах, а родители относились к этому как к санаторию, а потом возвращали подростка в прежнюю школу или находили новую, уже тоже негосударственную, где приоритеты отдавались роскоши и муштре. Конечно, нам жаль было расставаться, но ребята уходили от нас с таким настроем, что теперь-то они справятся с трудностями самостоятельно.

Сейчас родители стали больше задумываться о качестве и стиле образования, о том, что конкретно подходит именно их детям, чаще настроены на диалог со школой, мы сразу рассказываем о том, как все устроено именно у нас, и просим подумать, подходит им наша школа или нет. Конечно, и сегодня в вопросах образования, выбор есть далеко не у всех родителей, но все же возможностей стало гораздо больше, чем раньше. Многие дети, приходящие в лицей, привыкли к тому, что основные вопросы решают за них родители, обстоятельства, система, порой они не могут сразу понять, что нужно, важно и интересно им самим.

Пожалуй, сейчас наша главная общая задача: научить доверять себе, не бояться делать ошибки, осознавать, что возможность выбора существует, что жизнь не сводится целиком к экзаменам и урокам, она гораздо ярче и многограннее. К нам по прежнему попадает немало учеников, травмированных предыдущим школьным опытом, и их истории, состояния, ситуации порой настолько завладевают тобой, что не отпускают ни вечерами, ни в выходные... иногда даже чувствую себя немного виноватой за это перед собственными детьми и внуками.

- А что Вам больше всего нравится делать вместе с учениками?

- Ходить в театр. Я и сама по себе это очень люблю. И рада разделить с учениками это увлечение, но если кто-то из них не хочет, я не настаиваю. Трудно придумать что-либо хуже, чем заставлять делать то, что можно делать только по любви. В этом немного смысла. И всегда очень радует, когда вдруг кто-то говорит: "А здорово мы сходили..."

Бывать в театре, на экскурсиях, участвовать в совместных поездках/путешествиях с учениками мне интересно ещё и потому, что в другой обстановке они часто раскрываются иначе, чем в школе. С ними интересно общаться, за ними интересно наблюдать и многому можно у них научиться.

К некоторым кураторам ученики иногда относятся, скорее как к старшим товарищам или ко "вторым мамам". Но я все-таки привыкла соблюдать некоторую дистанцию. И это меня вполне устраивает. Наши старшеклассники вполне способны самостоятельно выстраивать свой ближний круг общения, и это хорошо. Если человек не нуждается в откровенности, в более конфиденциальном общении, не стремится к этому, я думаю, что не нужно и даже вредно склонять его к этому специально. Но если люди ищут общения со мной, считают, что могут довериться - мне это, конечно, приятно, хотя и очень ответственно. Не считаю правильным становиться неким «гуру» в их глазах.

- А что изменилось в связи с карантином.

- С начала учебного года я стала куратором ещё одного класса. А в целом, сложно сказать что-то определенное.

В связи с карантином возникают и могут ещё возникнуть непредвиденные ситуации. Мы стараемся придерживаться планов, но быть готовыми и к неожиданностям.

Когда есть возможность куда-то выбраться, в тот же музей или театр, не упускаем ее. Вообще, опыт карантина напомнил о том, как важно не упускать имеющиеся возможности.

ПОЛИНА СУРОВАЯ: последнюю неделю августа Катя прямо летала от счастья, что снова в школу!

Полина Суровая, мама Кати (4А класс) и Миши (1А класс) Кузнецовых

ЛИНЕЙКА

В этом году у нас в семье появился еще один школьник – младший сын пошёл в первый класс. И, поскольку у нас есть первоклассник, нам, родителям, разрешили присутствовать на линейке! Это была такая радость, ведь мы все волновались, что линеек в школах в этом году вообще не будет… Так что нам повезло и мы были на празднике рядом и смогли проводить своих «карандашей» в новый учебный год)

В этом году линейка была, конечно, немного сокращенная, но, может, это и хорошо, потому что маленьким бывает тяжеловато выдержать долгие праздники😉 А тут и кратко, и всех поздравили очень душевно, и наш любимый лицейский «хоровод-знакомство» 11-классники поводили с первоклашками, а это такая замечательная традиция!

***

ПРО СТРЕСС ПЕРВОКЛАССНИКА

Младший первого сентября пошел в школу хорошо, хотя поначалу немного напрягся. И место незнакомое, и люди вокруг чужие, а еще оказалось, что первоклассникам надо было выучить стихи, а я про это не знала и мы не выучили. И вот, когда всех попросили читать стихи, наш парень немного даже испугался и наотрез отказался выходить на сцену. Но постепенно Мишка начал знакомиться с одноклассниками и «оттаял».

Старшая, кстати, тоже, когда у неё было первое «первое сентября», в какой-то момент испугалась и превратилась тогда в такой комочек, хотя школу знала хорошо, ведь мы год ходили в Субботний Ковчег… Но второго сентября все уже как рукой сняло и с тех пор Лицей – лучшая школа в мире по ее словам!

***

КАРАНТИН

Дочка очень скучала по школе! Порой даже плакала, что не видит друзей, учительницу Валентину Николаевну…

Мы и раньше это понимали, но весна это очень чётко показала: Школа – это не классы, не программа, не задания в тетради… Школа - это общение, живое общение с учителями, одноклассниками, ребятами из других классов, это открытия, которые делаются вместе, это миллион вопросов и поиски ответов, это уроки жизни, которые далеко не всегда получаешь из книжек.

Мы очень ждали, что вот-вот откроют школу, потом ждали летний лагерь, но учебный год так и завершился онлайн, а школьный лагерь не открыли.

Конечно, летом тоска по школе и ребятам ушли на второй план – все-таки лето, каникулы! Но последнюю неделю августа Катя прямо летала от счастья, что снова в школу!

***

ПРО ОПАСЕНИЯ «ВТОРОЙ ВОЛНЫ»

Переходить снова на «дистанционку» совсем не хочется. Мы очень надеемся, что дети будут учиться в школе, и дело не в образовательном процессе, тут весна показала, что организовать всё получится. По крайней мере, у нас к Лицею вопросов нет, весной всё, что касалось учебного процесса, было отлично организовано, но психологически это очень тяжело. Дети любят живое общение!

Ну и, конечно, если всё-таки онлайн обучение будет, боимся за первоклассников. Старшая в 4-м классе, думаю, справится, но вот как первоклашке адаптироваться к учёбе и общению через экран? Я не знаю. К тому же, и я, и муж работаем. Как будем совмещать работу, домашние дела и учебу, если честно, даже не представляю.

В общем, держим кулачки, чтобы никакого дистанционного обучения не было!

МАРИЯ КУДРЯВЕЦ: теперь работать учителем мне очень даже нравится

Мария Кудрявец, учитель английского языка:

В моем дипломе сразу две специальности: переводчик и педагог. Учеба мне давалась легко, я моментально улавливала и запоминала новую информацию, не приходилось часами корпеть над домашней работой, оставалось много свободного времени в свое полное удовольствие. Поэтому в процессе учебы я особенно не задумывалась над тем, кто, как, зачем и почему меня учит. И студенческая педпрактики произвела на меня тягостное впечатление. Система образования, традиционно тяготеющая к авторитарному стилю, учитель, ощущающий себя почти что богом и навязывающий свои знания и представления о мире, от воли и компетентности которого во многом зависит будущее его ученика – это, на мой взгляд, далеко не то, что нужно современным детям. С другой стороны, чрезмерно потребительское отношение к учебе исключительно как к образовательной услуге также проблематично. Лобовое столкновение этих тенденций может привести к образовательным катастрофам. Я думала о том, что мне было бы страшно отдавать собственного ребенка в школу, хотя до этого было ещё очень далеко. Я тогда выбрала профессию военного переводчика. Такая работа давала возможность не только самореализоваться, но и много путешествовать, впитывать впечатления. Среди прочего меня интересовало и то, как устроено образование в разных странах.

Однажды мне где-то попалось на глаза интервью с Рустамом Ивановичем Курбатовым. Оно вдохновило меня, вселило надежду на то, что с образованием в нашей стране дела обстоят не совсем безнадежно. И можно попробовать что-то самой предпринять для их улучшения. Я приехала в Ковчег, увидела дружелюбных, раскрепощенных и любопытных детей, открытых к общению и всему новому. Они показались мне подходящей компанией. И теперь работать учителем мне очень даже нравится.

Большую часть времени я преподаю в средней школе и понемногу занимаюсь английским с ребятами в детском саду – для меня это как веселая переменка, отдых от уроков. Малыши учатся, играючи, заряжают своей энергией и хорошим настроением, схватывают  все новое налету, не считая это за труд. Им одинаково интересно осваивать и родной язык, и иностранный, узнавать, как называются на них, например, геометрические фигуры, одновременно с тем, что это такое и как они выглядят, играть в уже знакомые игры на другом языке. Им пока ещё все интересно. Но учить их и дальше так, чтобы азарт любознательности продолжал загораться в их глазах всю жизнь – уже очень серьёзная и ответственная работа. Но, когда понимаешь, что то, чем ты можешь поделиться, вызывает неподдельный интерес, есть смысл и желание ею заниматься. Им можно рассказать о том, что в Африке, где возможность качественно изучать английский язык так же, как и у нас, создаёт хорошую социальную перспективу, обладание собственным холодильником символизирует принадлежность семьи к среднему классу. И это известие вызовет не высокомерие, потому что в нашей стране холодильники есть почти у всех, а искреннее удивление, понимание того, что холодильник в жарком климате – очень важная и почти чудесная вещь, да и вообще, холодильник сам по себе – вещь замечательная и очень здорово, что люди ее изобрели. Их можно знакомить не только с новой лексикой, но и с тем, где, что и как с ее помощью найти интересного и значимого. Меня вдохновляет их неравнодушие, а их, что я могу что-то подсказать в интересующем их направлении.

Сейчас, например, общество в целом очень волнует проблема школьного буллинга. В нашей школе сложилась очень дружественная атмосфера, но это не превращает нас в тепличные растения. Мы вместе заглянули на британский сайт, посвященный социальным проблемам, познакомились с материалами на тему буллинга, и у нас завязалась жаркая дискуссия о том, почему эта проблема возникает и что с ней делать. У подростков сложилось мнение, что если один человек пытается унижать других, он, скорее всего, сам испытывает психологический дискомфорт или остро переживает собственные обиды и пытается показать, что его страдания сильнее, чем страдания окружающих. И можно попробовать протянуть ему в ответ руку помощи. Но если он не сможет её принять, значит, ему нужна добровольная или даже принудительная помощь психолога.  И, рассказывая о сложившейся ситуации окружающим, тот, кто испытывает такое давление, рассказывает не о том, как был кем-то унижен, не жалуется, не чувствует себя жертвой, а осуществляет посильное социально значимое действие, которое может кому-то помочь. Им движет нечто большее, чем обида и страх. Такой образ мыслей  подростков вызывает уважение. Нам есть чему поучиться друг у друга:  я напоминаю своим ученикам о такте и целеустремлённости, а терпению учусь у них. Общаясь с ними, я постепенно усвоила, что темперамент, возможности, интересы у каждого из нас могут быть разными, что, столкнувшись с трудновыполнимой задачей, не стоит совсем отказываться от ее решения, в пользу более лёгкой и увлекательной или наоборот. Можно делать то, что нравится, потихоньку параллельно осваивая то, что даётся с трудом, часто это качественно более высокий опыт. Иногда очень важно не торопиться. Я сама по природе из тех людей, у кого промедление на пути к желанным целям может вызвать досаду. Благодаря ученикам, я научилась относиться к этому иначе.

В режиме образовательного десанта шестые-седьмые классы навещают меня в детском саду и с удовольствием возятся с малышами. Девочкам это кажется чем-то само собой разумеющимся, а у мальчиков вызывает бурный энтузиазм и восторг. Они выкладываются в детском саду на полную катушку и радостно рассказывают, что после детского сада ощущают себя как выжатые лимоны и выражают мне сочувствие по поводу моей сложной и тяжёлой детсадовской миссии. Мне детский сад не в тягость, но я с ними не спорю, а радуюсь их отзывчивости.

Вообще, в нашей школе замечательные мальчишки. На уроках мы часто играем в командные игры-викторины, соревнуемся. Иногда команда мальчиков соперничает с командой девочек. Когда мы все вместе отправились в английское образовательное путешествие по игре-карте, у мальчиков обнаружилось маленькое преимущество, не связанное со знанием английского языка. Они быстрее, чем девочки, сориентировались в топографии, им было легче разобраться, где на карте верх и низ, лево и право, хотя это преимущество увеличивало их шансы на выигрыш. Почему так происходит? Потому что присутствует понимание, что на уроках английского, мы, в первую очередь, охотимся за знанием английского языка и умением применить его на практике, а значит, есть смысл соревноваться именно в этом. Потому что, динамичность игры и хорошее настроение всех ее участников - залог, получаемого в ее процессе удовольствия. Потому что, путешествуя вместе и помогая тем, кто движется чуть медленнее, мы в итоге приближаемся к цели, может быть, не так быстро, как хотелось бы, но гораздо быстрее, чем предполагали в начале пути.

Опыт, полученный в Ковчеге, благодаря коллегам и ученикам, нередко мне помогает за его пределами, в том числе, и дома. Свободное время я предпочитаю проводить с семьей, но постоянно ощущаю себя частью школы. Мы всегда на связи. В моменты, когда нужны советы и поддержка, в праздничные дни, на Новый год и в день рождения, я с утра до вечера получаю сообщения от коллег и учеников, и это очень приятно.

 

ОЛЬГА КАМЕНЕВА: Ковчег – это особое душевное пространство!

Ольга Каменева (мама Демида - 1 класс, Яна - 4 класс и Ульяны - 5 класс):

Вот вы спрашиваете про онлайн-обучение, а со мной в машине сейчас дети, и старшие мне шепчут на ухо, что если будет онлайн, то они отказываются учиться! Ульяна вот говорит, что будет сидеть дома и читать книги)

Даже не знаю, как сложится наш учебный год. Весной, когда ввели онлайн, этот период Ульяне дался очень тяжело. И это несмотря на то, что в Ковчеге все было отлично организовано! Мы, конечно, справились, но предпочитаем «классическую» очную форму обучения. А кому-то онлайн «зашел» просто отлично! Возможно, старшим ребятам это более удобно, а может, это просто не наш формат)

Для нас огромная ценность Ковчега - в общении с учителями, одноклассниками, в ковчеговской особой атмосфере. Ковчег – это особое душевное пространство!

А Ковчег онлайн – это уже не тот Ковчег, это не хуже и не лучше, но что-то другое. Мы надеемся на лучшее, но при самом плохом раскладе (для нас это онлайн обучение) мы, возможно, начнем заниматься дома с педагогом. Тем более, нашему будущему первокласснику необходимо именно живое общение!

Кстати, Демид уже хочет в школу) В Ковчеге он ходил в садик, и теперь вместе с друзьями они – будущие первоклассники! Вчера буквально съездили в Ковчег, пообщались с преподавателями, Демид увидел свою воспитательницу Ольгу Алексеевну, со всеми наобнимался) И теперь готов идти в первый класс!

Ян и Ульяна тоже соскучились по школе) Будем надеяться, что наши дети не будут лишены очного живого общения в школе, ведь в этом – главная ценность Ковчега!

ПЕТР СЕВЕРЦОВ: Как правильно нарисовать лошадь

Петр Северцов, учитель изо:

Я преподаю академический рисунок в 7-11 классах для тех, кому это по-настоящему интересно, и делаю это не совсем в академической манере. На всякий случай, чтобы было понятно, я в начале каждого учебного года произношу примерно одну и ту же речь. Суть ее заключается в том, что основным, но далеко не единственным способом общения между людьми, является письменный или устный текст. Есть люди, в представлении которых язык текста и язык изображения существуют приблизительно на равных правах. И у языка изображений также есть своя азбука и свои грамматические правила. Академический курс рассчитан именно на таких людей. Я преподаю уже довольно давно, поэтому смысл этой речи большинству из семиклассников известен задолго до начала занятий.  Также известно, что большинство из них до этого занималось изобразительным искусством в более свободной манере. И очень важно понять и договориться, с чего именно мы начнем переход на новый уровень. С кубиков и черепов мы точно начинать не будем. Хотя иногда все начинается с  постановочного натюрморта. Но это, скорее всего, будет ваза с цветами.

А иногда ученикам сразу хочется узнать, как правильно нарисовать лошадь. Рисовать на уроке лошадь с натуры у нас, конечно же, возможности нет, но мы заранее договариваемся, что это будет лошадь именно в реалистической манере, и, рисуя ее, мы будем изучать искусство построения пропорций.

Бывает, что начинаем с иллюстрации литературного произведения. (Я сам не только педагог, но ещё и художник-иллюстратор.) Это может быть рассказ Брэдбери, в котором большое значение уделяется образу дома. И мы стараемся передать образ рассказа через образ дома. Понятно, что этот дом воображаемый, но воображать его нужно с соблюдением перспективы. Иногда именно отсутствие натуры перед глазами мотивирует человека усваивать и соблюдать академические правила. Для разнообразия по случаю предстоящих праздников я предлагаю более свободные задания: например, придумать открытку к Новому году.

Время от времени мы устраиваем настоящие выставки и, конечно же, разговариваем о том, что мы видим вокруг себя, какие эмоции испытываем по этому поводу. Некоторые из  учеников со временем становятся моими коллегами - профессиональными художниками, многие – друзьями и компетентными ценителями искусства.

Но занимаюсь я преподавательской деятельностью, главным образом, ради взаимной радости творческого общения, ради тепла. Когда ученик проводит, на мой взгляд, удачную линию, мне хочется от радости кричать «ура», если мне кажется, что получается не очень, я говорю, что он может лучше. Но если ученик настаивает на том, что она получилась именно такой, как он хотел, я с ним соглашаюсь. В конце концов у всех всегда все получается.

Вообще, подлинное живое общение для меня очень много значит. Я сознательно и принципиально не состою ни в каких соцсетях, избегаю виртуального общения, насколько это возможно.

Наверх